WS RopeJump – прыжки с верёвкой

Vkontakte Youtube Instagram Twitter Facebook

Я сижу на платформе и жду электричку, на которой едут ребята. Мы с ними должны встретиться, чтобы вместе отправиться на прыжки. Роупджампинг – экстремальное увлечение, прыжки с веревкой с различных объектов – этим увлекается мой лучший друг. И теперь он подговорил меня попробовать это. Надо сказать, что больше всего на свете я боюсь высоты. Даже когда я, сидя за компьютером, рассматривала фотографии, сделанные роуперами, мои колени начинали трястись. А поэтому сейчас, сидя на лавочке, я напряжена до предела, а внутри меня огромный комок, скрученный так сильно, что я едва могу вдохнуть.

Большой дядя с красной бородой, Артем, наш провожатый, чуть успокаивает меня своим исходящим позитивом. Мы идем по жаркому и пыльному городу, нас человек тридцать; рассматриваю остальных: кто-то нервно кусает губы, кто-то весело смеется, кто-то с совершенно отрешенно смотрит вперед…

Многоэтажные новостройки постепенно сменились приземистыми деревянными домиками, асфальтированный тротуар превратился в узкую тропку, прохожих стало меньше, а солнца больше. Внезапно появляется конечная остановка автобуса. Мы идем дальше в небольшой лесок, который словно служит границей между нами и… полем. Да-да, перед нами расстилается огромное, бескрайнее поле, с высокой травой, которую, кстати, лениво жует десяток коров. Мы идем вдоль бетонного забора, исписанного предупреждениями: «Не входи! Дан приказ спускать собак!» Не обращая на надписи внимания, мы пролезаем в дыру, пробираемся сквозь кусты, и вот он, объект! Огромное зловещее здание – недостроенная больница или «объект номер пять». Поднимаясь по лестнице без перил на тринадцатый этаж, я уже и забыла о своем страхе, а наверху нас ждет радостная команда.

И вот мы на крыше. Крыши я всегда любила, с них открываются такие прекрасные виды!

Но от того, что я увидела на объекте, у меня просто дух захватило. Вокруг большое поле, деревья кажутся маленькими-маленькими, и то там, то тут неожиданно вылезают по два-три высотных дома. Ветер треплет волосы, а надо мной огромное-преогромное небо.

Нас всех заносят в список, меня – под номер 13.Я, конечно, не суеверная, но липкий страх все равно начинает заползать внутрь. Чтобы успокоиться, спускаюсь к своему другу, который контролирует "базу" (часть системы веревок), на этаж ниже. Он смеется и заявляет: "Не бойся, я тоже первый раз тринадцатый прыгал" "Ну отлично, значит я так же, как и ты помешаюсь на прыжках", - угрюмо улыбаюсь я.

С нашего места отлично видно экзит (точка, с которой производится прыжок). И вот, первый роупер пошел. Вся база трясется и прогибается, карабины стукаются друг об друга, кажется, что все сейчас слетит вместе с колонной, куда все крепится. "Это что было?"- в шоке спрашиваю я. "А что? Амортизация, все в порядке",- спокойно отвечает друг, постепенно ослабляя тросы и следя за прыгнувшим. Лучше бы я этого не видела: теперь у меня перед прыжком будет крутится в голове эта ходящая ходуном база.

Начинаются прыжки, и я поднимаюсь наверх, подхожу к краю крыши и осторожно ложусь на живот, так, чтобы можно было спокойно наблюдать за происходящим. Я болтаю и смеюсь с другими «перворазниками», аплодирую громкому мату одних прыгающих, восхищаюсь собранностью и выдержкой других, и стараюсь никак не показывать свой страх.

Играет музыка, солнце припекает, ветер остужает, парень в килте танцует подо что-то шотландское или ирландское, - все веселятся. Эмоции, смех, небо, поле – это всё захватывает меня полностью, мне действительно хорошо. И когда подходит моя очередь, я смело иду обвязываться. На мне застегивают карабины, перепроверяют крепления, а я улыбаюсь и задаю ряд вопросов: «А как прыгать? А куда? А держаться за веревку надо? А кричать можно?» «Кричать – нужно!» - смеется парень в русской (или украинской?) рубахе и нахлобучивает мне на голову шлем. «Кирилл, держи девушку»

Тот самый парень в килте пристегивает мне сзади небольшой парашют, спереди – трос, и подводит к краю крыши. И тут меня накрывает волной животного страха. Все то, что я смогла отогнать в угол своего сознания, после дня заключения вырвалось наружу и поглотило меня полностью. "я..я..я не моггу",- заикаясь поговорила я.

Коленки трясутся, ладони потеют, а я как завороженная смотрю расширившимися от ужаса глазами на землю. Высота качается передо мной, я стою на самом краю, а тяжелый трос чуть тянет вниз. Осознание того, что мне нужно сделать шаг в пустоту, шаг в НИКУДА, пришло только сейчас, а предстоящее чувство свободного падения пугало, а не манило.

 

"Как это? Ты все можешь, просто не смотри вниз",- говорит выпускающий (он же Кирилл в килте). Я пытаюсь разозлиться на себя, но это не помогает. "Успокойся, все хорошо. Слышишь меня? Все в порядке. Смотри на облака, смотри на облака! и прыгай" "Да… да… я сейчас прыгну. Правда, прыгну, сейчас" "Конечно прыгнешь. Ведь все в порядке". У него такой мягкий и тихий голос. Я смотрю в его глаза. Твердый и вместе с тем словно заботливый и уверенный взгляд. Сколько ж он девушек уговорил с такими глазами? «Я готова», - стараюсь, чтобы голос звучал твердо. «Точно?» «Да» Он испытующе смотрит на меня, держа сзади парашют. "Ready..", - я действительно прыгну. Это же совсем просто. "Set...", - боже ты мой, как же страшно… Ну почему-почему-почему я на это согласилась? "GO!", - Да что я, не мужик что ли?! Я должна это сделать! Я делаю шаг вперед.

Всего лишь один шаААААААААААААААААг! Глаза сами зажмурились, руки как-то умудрились найти веревку, словно со стороны слышу свой крик, а тело будто повисло в воздухе, но вместе с тем стремительно падает вниз, а душа наоборот стремится наверх. Я ничего не понимаю, но это чувство захватывает меня полностью. Я не могу вдохнуть, а весь воздух вышел из легких с криком. Но мне не нужен никакой О2, мне нужно, чтобы это не заканчивалось. Все с ног на голову, Эти мгновения тянутся уже секунд десять, но в то же время они мчатся. В этот момент я испытываю... да ничего я не испытываю, все вокруг настолько непонятно, что я... "Открой глаза, дура!" - мелькает у меня в мыслях. Я вижу приближающуюся землю, и тут меня качает в сторону. Я задираю голову наверх, я словно в гигантском колодце, качаюсь от стенки к стенке, здесь не слышно ничего, я одна. "Это очень страшно!"- кричу куда-то в небо.

Внизу меня хватают за парашют и опускают на землю. "Ну как?" – интересуется принимающий парень, отстегивая меня. "Ужасно! Ужасно страшно и ужасно здорово! Хочу еще!" - смеюсь я. Взлетаю на тринадцатый этаж, прыгая через ступеньку. Во мне бурлит энергия и восторг: я это сделала и это потрясающе! "Женькааа! ураааа!" - кричу я и бросаюсь на шею к другу. "А я говорил, говорил тебе! А ты все 'не готова да не готова'... ничего, недельку тебя покачает, а потом еще захочешь. Прыжки затягивают". Я весело смеюсь, мне потрясающе весело, мне потрясающе хорошо! Поднимаюсь на крышу, вприпрыжку мчусь к ребятам. Я не могу успокоиться, улыбка на пол-лица, чувство свободы не отпускает меня, и я кажется, сейчас взлечу от счастья!

Смотрю вниз, с этой головокружительной высоты, и она уже не кажется мне такой страшной. Страшно будет сейчас: "Алло, мам. Ты только не убивай меня, но я прыгнула с объекта, 35 метров. Неет, Женьку тоже не надо убивать, с кем я тогда еще буду прыгать?"

На часах лишь полчетвертого, но такое чувство, словно я на этой крыше уже пару дней. Да что там, за это время я прожила небольшую жизнь, вот только в конце я родилась заново. Подхватываю рюкзак и машу всем рукой; мне ещё предстоит долгая дорога домой и расспросы друзей. Спускаюсь вниз, и я точно знаю, что ещё обязательно встречусь с этой командой. Ведь прыжки действительно затягивают.

Постскриптум. Прошла уже неделя с того памятного момента. Я уговорила троих друзей поехать со мной на следующие прыги. Они были в шоке от того, что я сделала, сначала отнекивались, но потом заразились моим восторгом. Теперь я с восхищением смотрю видео, снятые роупджамперами. Я очень хочу прыгнуть с объекта повыше. И у меня больше не трясутся коленки, когда я смотрю фотографии с экзитов.

© Илюшко Наташа, 2013